Памятник на братской могиле борцов против кулацкого восстания


Датировка памятника - 1920 год, обелиск – 1965 год
Категория охраны - региональная, решение Новосибирского облисполкома от 22.11.1960 г. № 868
Адрес - р.п. Колывань, ул. Калинина, на территории храма Александра Невского


Памятник связан с именами сторонников Советской власти, погибших во время Колыванского восстания 1920 года – одного из крупных антисоветских выступлений в Сибири периода Гражданской войны.

Основной причиной восстания стало недовольство зажиточного крестьянства политикой «военного коммунизма» и продовольственной разверсткой, которую проводили сторонники большевиков. Восстание не было спонтанным: историки отмечают быстроту его распространения и сходство многих повстанческих документов, появлявшихся практически одновременно в удаленных друг от друга поселениях. Начавшись 5 июля 1920 года в селе Вьюны, восстание быстро охватило территории Колыванской, Дубровинской, Тырышкинской, Ояшинской волостей. Вскоре к ним примкнули жители смежных волостей Барабинского (Каинского) уезда и заобской части Томского уезда.

В восстании 1920 года приняли участие все слои населения Сибири, за исключением рабочих. В рядах повстанцев были крестьяне и казаки, кустари и торговцы, интеллигенты и инородцы. Правда, степень участия разных категорий населения не являлась одинаковой. Наибольшей активностью отличались интеллигенты, особенно бывшие офицеры и священники, а также казаки.

Вечером 6 июля отряды противников Советской власти захватили город Колывань. Восстание получило название Колыванского в связи с тем, что повстанцы пытались превратить этот город в свою административную «столицу».

Яркую зарисовку, передающую общую накаленную атмосферу происходивших в Колывани событий, оставил колыванский врач и писатель А.  Югов. «6 июля 1920 г. – черная дата Колывани. В этот день недовольство известного слоя крестьянства, возникшее на почве продразверстки, долго и старательно разжигаемое контрреволюционерами, разразилось бунтом против Советской власти. Незадолго
до восстания было замечено, что вечерами и ночами на улицах то там, то здесь собираются кучки антисоветского элемента и ведут разговоры о том, что на Новониколаевск движется японская армия вместе с Михаилом Александровичем. Распространялись злонамеренные слухи о том, что коммунисты собирали продразверстку, чтобы прокормиться самим, а теперь готовятся к бегству и на крестьянских подводах повезут хлеб в Россию. В ночь накануне восстания по темным улицам Колывани проскакали нарочные. <…> Около 5 часов утра товарищи, собиравшиеся в ревкоме для совместного заседания с уезжающими на продразверстку, встретили перед самым зданием ревкома толпу в 200–300 человек. Часам к семи, достигнув
500–600 человек, толпа отвалила на площадь».

Позднее исследователям удалось выяснить имена некоторых участников восстания. Из числа жителей Колывани со стороны повстанцев в их число входили: В.А.  Зайцев – сын крупного собственника, бывший колчаковский доброволец, который фактически являлся одним из руководителей мятежа; Н.А.  Яковлев (1887–1921) – под фамилией Северский работал в Колыванском отделе народного образования и во время восстания был начальником гарнизона Колывани.

События принимали самые жестокие формы. А. Югов писал: «…Управляемая незримыми вдохновителями толпа с ревом кинулась в зверскую охоту за коммунистами. …В ближайших улицах тянулся хвост прихлынувших толп. …Ехали на вершной, на телегах, в ходках, размахивая пиками, дробовиками, винтовками, дрекольем. <…> Восстание шло под лозунгами: «Да здравствует Михаил Александрович»
и «Советы без коммунистов», «Долой коммуну с кониной, да здравствует царь со свининой», «Долой продразверстку», «Свобода торговли».

Разгрому подверглись горисполком, милиция, различные советские учреждения. По городу была организована охота за коммунистами и работниками хозяйственного и профсоюзного аппарата. Были схвачены: А.Н.  Предтеченский – председатель горревкома; А.И.  Сухов  –
секретарь горревкома; В.П. Шубин – воен ком; Я.П.  Страхов  – заведующий горпродкомом; Г.К.  Мясников – заведующий отделом народного хозяйства; П.С. Шиляев – заведующий отделом труда; М.Е.  Жигинов – казначей исполкома; П.И. Мышкин – казначей потребкооперации; А.А.  Плотников  – казначей горкомхоза; В.А.  Романов  – секретарь бюро профсоюзов; Я.П.  Кошкаров – заведующий сапожной мастерской; Г.М. Ворошилов  – агент по заготовке топлива; И.В.  Клоков – член комиссии собеса; А.  Елинек – член союза строителей; А.И.  Ледовских – помощник начальника милиции; В.А.  Фатеев – милиционер; А.А. Ильматов – старший милиционер; И.А. Шильников – младший милиционер; Ф.В.  Горин  – младший милиционер; П.И. Ермошкин  – младший милиционер; А.Т. Пирогоедов – председатель Новотырышкинского
волостного исполкома; Г.Г. Мамаев –председатель коммуны «Краснореченская» и другие.

Захватив город, мятежники созвали городскую думу, которая объявила о свержении Советской власти в городе. Была создана следственная комиссия, организован карательный отряд.
7 июля вышел приказ начальника гарнизона Колывани о всеобщей мобилизации мужчин от 18 до 45 лет в
армию повстанцев. Общее количество мятежников достигло 2000 человек.
После захвата Колывани восставшие отправили несколько отрядов в Дубровино, Чик, Каргат. Схваченных
советских и партийных работников мятежники или убивали на месте, или свозили к Подгорнскому оврагу, где было устроено место казни.

В уездном городе Новониколаевске о восстании стало известно утром 7 июля, в связи с этим там было введено осадное положение. Был сформирован уездный ревком, в который вошли председатель объединенного исполкома уездного и городского Советов Витолин-Гравлей, начальник Новониколаевского гарнизона Габышев и председатель ЧК Працикс. Началась мобилизация коммунистов на промышленных предприятиях города. Отряды Красной Армии и отряды добровольцев были сведены в две группы войск – Западную и Среднюю. Их командирами были назначены военком 2-го запасного полка С.Г. Гиршович и Вашкевич.

После боя 10 июля отряды Красной Армии вошли в город Колывань. Был образован городской ревком, следственная комиссия ЧК приступила к разбору дел.

В последующем сотни арестованных повстанцев были приговорены чрезвычайными комиссиями и военно-революционными трибуналами к   высшей мере наказания или к различным срокам лишения свободы.
За три заседания (11, 23 и 29 июля) Колыванское отделение Новониколаевской уездной ЧК приговорило
к   расстрелу 61 человека; в середине августа по приговору Новониколаевской и Томской ЧК было расстреляно еще 56 человек.

11 июля в городе Новониколаевске сняли осадное положение в связи с  подавлением Колыванского восстания. Ликвидация мелких групп мятежников продолжалась до конца 1920 года. Дома, лавки и другие строения в Колывани, принадлежавшие участникам восстания, были муниципализированы.

Коммунистов и сторонников Советской власти, погибших во время Колыванского восстания, похоронили на
траурном митинге в братской могиле Некоторых погибших родственники увезли, чтобы похоронить в родных селах. Позднее на братской могиле был установлен памятник.

Братская могила погибших во время Колыванского восстания находится в южной части рабочего поселка Колывань, в 100 м к северо-западу от церкви Александра Невского, слева от дорожки, ведущей от ворот женского Покровского монастыря к входу в храм.

Памятник выполнен в виде обелиска  – прямоугольной колонны с постепенным сужением в верхней
части. Памятник установлен на трехступенчатом постаменте: первая ступень размером 370  × 370  × 15 см,
вторая – 305 × 305  × 20 см и третья  – 240 × 240  × 17 см, вверху  – 70 × 70 см; высота памятника составляет 340  см. Постамент и памятник выполнены из кирпича, оштукатурены и покрашены.

В нижней части памятника с западной стороны установлена мемориальная доска из белого мрамора размером 70 × 100 см с текстом: «В память погибшим борцам за Советскую власть во время кулацкого
восстания (июль 1920 год) Жихареву Михаилу Петровичу, Жиганову Михаилу, Романову Василию,
Шубину Василию Павловичу, Страхову Якову Прокопьевичу, Мясникову Григорию Кузьмичу, Шиляеву Павлу Семеновичу, Ледовских Александру Ивановичу, Ворошилову Григорию Михайловичу, Клюкову Ивану Васильевичу, Мошкину Павлу Ивановичу, Плотникову Алексею Анатольевичу, Суханову Александру Ивановичу, Предтеченскому Андрею Николаевичу, Фатову Василию, Кошкарову Якову Павловичу, Курилову Василию Ивановичу, Школьникову Ивану, Ермошкину Павлу, Ематову Епифану, Еленек,
Горину Федору Васильевичу».

К сожалению, в списке на мемориальной доске нет имени Г.Г.  Мамаева, председателя Совета коммуны
«Краснореченская», и А.Т.  Пирогоедова, председателя Новотырышкинского волисполкома, похороненных в братской могиле.

В верхней и нижней частях мемориальной доски изображены листья, увитые лентой.
Выше находится доска с текстом: «Вечная память колыванцам, погибшим за власть Советов с 06.07 по
10.07.1920  г.»
Памятник обнесен железной оградой высотой 120  см, размер ограждения 12 × 12 м, с южной стороны ограды имеется калитка шириной 70 см.

В настоящее время за могилой ухаживают монахини колыванского Покровского женского монастыря при храме Александра Невского.